Исследования профессора Г.Эндерляйна с точки зрения современной науки

Исследования профессора Г.Эндерляйна с точки зрения современной науки

(Подтверждаются ли полученные результаты современными методами исследования?)

Шнайдер П.

 Schneider P. Professor Enderlein’s Forschung aus heutiger Sicht. // Sanum-Post. 2001. 56. 2-11.

 Самый великий врач внутри нас – любовь.

Парацельс.

 Современная точка зрения на эволюцию

 Вопрос возникновения жизни настолько стар, насколько старо человечество. Ответ на этот вопрос пытались найти в любую эпоху при помощи подручных средств. Теория эволюции остается центральной темой в современном естествознании, которая объединяет все направления биологии. Современную концепцию эволюции не так трудно понять, однако у многих ученых еще наблюдаются большие проблемы, увязать эту концепцию со своей работой.

Главная ошибка, по мнению Colby, заключается в том, что до сих пор считается, что различные виды развились по эволюционной лестнице в человека от бактерий через низших и более высших животных. Таким образом, человек является вершиной эволюции. Это — теория эволюции британского натуралиста Чарльза Роберта Дарвина (1809-1882). Он разработал концепцию «естественной селекции», которая в течение длительного процесса приспособления к окружающей среде привела к изменениям и возникновению всех форм жизни. Его работы оказали влияние на биологию и геологию, а также сильно воздействовали на духовную сферу. Согласно современным научным знаниям, эволюция – это, скорее, изменение генофонда во времени. Ген является единицей наследственной информации, которая может передаваться следующим поколениям без изменений. Генетический фонд — совокупность всех генов одного вида или одного поколения. К настоящему времени геном человека почти полностью расшифрован. Основанием этому послужило устремление заблаговременно распознавать болезни и устранять их соответствующей генетической коррекцией.

Последние достижения науки в области микробиологии и лазерной микроскопии показали, что молекулы ДНК и РНК, будучи химическими носителями наследственной информации, не являются застывшими биохимическими структурами, которыми можно легко манипулировать, а являются активными носителями информации (Müller H. Raum & Zeit. 2001. 109. 55). Они создают оптические голограммы, которые находятся в резонансе с электромагнитными полями Земли, Луны и галактики, а также управляют синтезом белка и эмбриогенезом.

Это не означает ничего иного, кроме того, что эволюция бактерий, растений, животных и человека происходит в тесной связи с Землей и всей Вселенной. И неудивительно, что такой известный ученый из университета Беркли как Carlos Bustamente пытается найти в Coli-бактериях «творение Бога как разумного дизайнера».

Эволюционная концепция Дарвина, как модель взаимосвязей живого и Вселенной, конечно же, недостаточна. С культурно-антропологической точки зрения, общество того времени вступило в век машин (1-й и 2-й циклы Кондратьева) и, естественно, имело механистическое объяснение эволюции.

Наше общество сейчас готово оставить за собой информационный век и вступить в 6-й цикл Кондратьева. Базой для этого всеобщего общественного, требующего симбиоза процесса является, по Нефедову, открытие психосоциального и духовного потенциалов (нематериального) при быстро возрастающей материальной экономике. С открытием духовно-энергетического потенциала в следующем цикле Кондратьева уменьшается разрушительная манера поведения, и одновременно увеличивается продуктивность в обращении с информацией, а также повышается способность к сотрудничеству, улучшается здоровье и самочувствие. Современная теория эволюции отражает именно этот переход.

Профессор Гюнтер Эндерляйн проводил свои морфологические и микробиологические исследования в эпоху перехода к третьему циклу Кондратьева. Это был век химии и электротехники. Тогда почти не было других средств, кроме микроскопа и лабораторных методов, для культивации микроорганизмов, которые бы позволили производить исследования в сегодняшнем смысле этого слова. В то время темнополевой микроскоп был стандартным оборудованием больших микробиологических лабораторий. Сегодня нас удивляет, какими сравнительно простыми средствами тогда ученые достигали новаторских результатов, которые лишь только сейчас могут быть подтверждены при помощи современных лабораторных методов. По сохранившимся протоколам исследований отмечается большая интуиция и огромное усердие учёных того времени.

Только после основополагающих исследовательских работ британских биофизиков Francis Crick, Maurice Wilkins и Rosalind Franklin, а также американского биохимика James Watson, которые в 50-ые гг. ХХ столетия привели к открытию общей структуры ДНК, стал возможным анализ генетических взаимосвязей на молекулярном уровне.

Эндобионтная теория Г.Эндерляйна

 Существенным результатом исследований Г.Эндерляйна было заключение, что в организме человека и животных существует симбиоз микроорганизмов, которые Эндерляйн назвал «эндобионтами». Эндерляйн понимал, что это название могло быть всего лишь общим термином для множества разнообразных микроорганизмов. За последние 20 лет эндобионтная теория все больше подкреплялась доказательствами современных молекулярно-биологических методов, а в англо-говорящих странах сейчас является одной из основных составных частей многих учебников. Актуальным термином, выдвинутым профессором канадского университета Британской Колумбии Max Taylor, стало понятие «серийная эндосимбионтная теория (serielle Endosymbiontentheorie)» (SET). История возникновения этого термина описана в достойной прочтения хорошо иллюстрированной книге «Другая эволюция» профессора Lynn Margulis (Margulis L. Die andere Evolution. Spektrum Akademischer Verlag. 1999).

Серийная эндосимбионтная теория говорит о том, что одноклеточные, растения, грибы, животные и человек произошли от одной или двух форм жизни посредством симбиогенеза, что означает образование новых органов и организмов через симбиотическое слияние (сращивание). Этот минимум форм жизни подтверждается многими генетическими исследованиями. Нуклеоцитоплазма — основное вещество клеток — произошла от архебактерий. Основная часть белкового обмена осуществляется благодаря термоацидофильным бактериям. Митохондрии, использующие кислород для дыхания, возникли от бактериальных симбионтов, которых мы сегодня называем пурпурными бактериями или протеобактериями. Хлоропласты и другие пластиды водорослей и растений когда-то были свободными цианобактериями. Уже к 1950 г. Hugo Schanderl в лаборатории удалось получить симбиотические бактерии из митохондрий.

Современными лабораторными методами показано, что в дополнение к вышеназванным видам бактерий в клетках организма человека существует большое количество разнообразных эндобиотических «сожителей» или эндобионтов. Эти организмы в большинстве своем представляют собой так называемые CWD-формы (т.е. микробы без клеточных стенок) и не выявляются обычными микробиологическими методами. Так, примерно у 30% здоровых людей выявляются эндобиотические виды бацилл в эритроцитах. В одном из недавно опубликованных канадских исследований говорилось о том, что в эритроцитах здоровых доноров был выявлен генетический материал бактерий псевдомонадного семейства (McLaughlin R. Naturally-occuring Pleomorphic Microorganisms in Human Blood. Pleomorphic Microbes in Health and Diseace. Holger N.I.S. Inc. 1999).

Г.Эндерляйн еще сто лет назад наблюдал в крови бесстеночные формы микробов (CWD-формы) при помощи темнополевого микроскопа. Согласно результатам недавних микробиологических исследований, все еще распространенная теория о стерильности человеческой крови и тканей выглядит сильно устаревшей.

Симбиогенез нельзя рассматривать как статический, законченный процесс. И сегодня он протекает очень динамично, причем ДНК и РНК микроорганизмов постоянно взаимодействует с клетками всего организма. Именно в нынешний век глобализации человек постоянно контактирует с новыми микроорганизмами, и происходит активный обмен наследственным материалом. Интегрируется ли этот материал в человеческий геном, и в какой мере он в него интегрируется, зависит от внутренней среды организма, микробных инфекций, и, прежде всего, от резонанса с электромагнитными полями.

В этой связи отношение к искусственно создаваемым генетическим изменениям микроорганизмов должно быть критичным. Они производятся в промышленном масштабе, например, в пищевой или фармацевтической промышленности, чтобы получить бактерии с новыми свойствами. И здесь нельзя исключать вероятность того, что измененные гены интегрируются в геном млекопитающих с непредсказуемыми последствиями.

В дополнение к непатогенным эндобиотическим бактериальным формам, которые живут в согласии с хозяином и полезны, существует еще множество патогенных микробов, которые могут быть также без клеточных стенок. Причиной возникновения таких форм являются изменения внутренней среды крови и тканей. О терапии и возникновении этих CWD-форм можно подробно прочитать в статье «Туберкулиновая конституция как общая причина возникновения хронических заболеваний и ее натуропатическая регуляционная терапия» (Die tuberkulinische Konstitution als gemeinsame Ursache chronischer Erkrankungen und ihre naturheilkundliche Regulationstherapie. //SANUM-Post. 51. 4-18).

Биологическая роль непатогенных и патогенных бактериальных CWD-форм описана в учебнике Lida Holmes Mattman “Cell Wall Deficient Forms – Stealth Pathogens” (CRC Press. 2001).

 Плеоморфизм бактерий

 Открытием Г.Эндерляйна, которое оспаривалось на протяжении многих лет, был «плеоморфизм» микроорганизмов (т.е. стадийность развития и многообразие форм существования). Эндерляйн выдвинул этот тезис лишь после тщательных исследований бактерий и грибов, благодаря методу темнополевой микроскопии. К сожалению, ещё и сегодня бытует мнение, подобное мнению начала прошлого столетия, что микроорганизмы могут существовать только в неизменных формах.

Общепринятые клинико-микробиологические исследования, прежде всего, за последние 10 лет привели к тому, что плеоморфизм микроорганизмов охватывает некоторые очень важные аспекты диагностики и терапии многих хронических заболеваний. Из этих работ следует, что плеоморфизм обладает определенными закономерностями. Одна из важнейших особенностей плеоморфизма — циклы развития микробов — была подробно описана Эндерляйном в его главных трудах «Bakterienzyklogenie» и «Akmon». Однако пока еще очень сложно проследить эти циклы в лабораторных условиях вне живых организмов-хозяев на молекулярном уровне.

Исходным пунктом исследований Эндерляйна были наблюдения французского химика и фармацевта Antoine Béchamp 19 века, который говорил, что некоторые микроорганизмы при определённых условиях могут находиться в различных формах и стадиях развития: от самых малых до высокоразвитых стадий бактерий и грибов. Он обнаружил, что во всех клетках животных и растений живут мельчайшие белковые частицы, которые после смерти организма не прекращают своё существование, а вызывают брожение, гниение и являются источником возникновения других микроорганизмов. Такие частицы присутствуют в каждом живом существе (человеке, животных, растениях). Они считаются вечными и неразрушимыми и являются своего рода переходом между живой и неживой материей. При патогенном воздействии эти частицы могут развиваться и трансформироваться в гнилостные или бродильные бактерии. Таким образом, причина болезней находится внутри организма.

Позднее Эндерляйн назвал эти частички белка «протитами». По Эндерляйну, от этого протита начинается цикл развития микробов. Эндерляйн назвал циклогенией превращение и прохождение патогенными и непатогенными микроорганизмами всех стадий (валентностей) развития: начиная от вирусов, через более высоковалентные стадии кокков и палочек до «кульминационных» стадий грибов.

Согласно Эндерляйну, возрастание валентности микроорганизмов зависит от внутренней среды (крови и тканей), главным образом pH. Бактерии могут размножаться бесполым путём, т.е. делением или почкованием («Auxanogenie») или половым, т.е. посредством слияния ядер («Probaenogenie»). Половой путь размножения по Г.Эндерляйну всегда является предпосылкой для прогрессии и регрессии фаз развития.

Недавно Christopher Gerner, ассистент Исследовательского центра раковых заболеваний в Вене, дал биохимическую характеристику протита. Результаты исследования были опубликованы в «Curriculum oncologicum» 01 и 03 за 1997 г. У пациента было взято 10 мл венозной крови. Для гемолиза эритроцитов к 2 мл крови добавили 4 мл дистиллированной воды, перемешали и встряхнули. Гемолизат инкубировали 3 дня при температуре +37°С. Оставшиеся 8 мл находились при комнатной температуре. Затем пробы центрифугировали и по 1 мл гемолизата и сыворотки перемешали. Эту смесь простерилизовали методом фильтрации и снова инкубировали при 37°С. В темнополевой микроскоп можно было увидеть только маленькие частички, которые автор классифицировал идентично наблюдавшимся Эндерляйном протитами. Затем так называемые протиты исследуемого материала были отобраны и подвергнуты интенсивному биохимическому исследованию. В результате Gerner обнаружил, что основная составляющая этих протитов была глобином — продуктом распада эритроцитов. Результат этого исследования не был удивительным, т.к. такие продукты распада эритроцитов давно известны как «тельца Хайнца». Вероятно, они возникли при инкубации гемолизата и не имеют ничего общего с протитами Эндерляйна как самыми низкими стадиями развития микробов. По крайней мере автор не доказал, что развитие микробов происходит из наблюдаемых им частиц в темнополевом микроскопе.

С точки зрения современной микробиологии названные Эндерляйном протитами структуры, вероятно, скорее можно классифицировать как нанобактерии. Нанобактерии были открыты недавно — около 10 лет назад финским ученым Olavi Kajander из университета Kuopio. Эти микроорганизмы, которые могут существовать внутри и вне клеток млекопитающих, малы, как вирусы, и имеют диаметр 0,2-0,3 µm. Они удивительно термостабильны и переносят температуру 90°С в течение часа. Они производят биогенный апатит – основной материал наших костей. Анализ их генетической структуры указывает на то, что речь идет о протобактериях. Как было сказано выше, из этих эндобионтных бактерий когда-то произошли митохондрии клеток. Итак, наблюдаемые в темнополевой микроскоп протиты, которые массивно попадают в кровь сразу после употребления большого количества мяса, вероятно, являются скоплением нанобактерий из митохондрий.

Проклетку Эндерляйн назвал «мицитом». Мицит представляет собой шарик с пристеночным ядром.

Такие образования, согласно современной микробиологической терминологии, относятся к бактериальным формам без клеточных стенок (CWD-формам). За последние годы они очень интенсивно изучались микробиологами, прежде всего, из-за своего отношения к боррелиозу. Они могут высвобождаться из боррелий (возбудителей болезни Лайма) и называются после этого блебами (Bleb). Эти блебы могут иметь разнообразные размеры и существовать с другими патогенными видами бактерий.

Preac-Mursic и др. опубликовали в журнале “Infection” за 1996 г. снимок, полученный с помощью растрового электронного микроскопа, который был продемонстрирован W.Burgdorfer как Иллюстрация 14 в «Разнообразии трансмиссивных спирохет» (Complexity of Vector-borne Spirochetes Borellia spp) на 12-й международной конференции, посвященной болезни Лайма (клещевому боррелиозу) и другим заболеваниям, вызванным спирохетами и клещами, в Нью-Йорке в апреле 1999 г.

Borrelia bugdorferi (Bb) культивировалась в модифицированной питательной среде Келли-Петтенкофера (MKP-среда) при 33ºС. Спустя 48 часов после добавления пенициллина был сделан снимок, демонстрирующий, как два шарообразных тельца повисли на спирали Borrelia, слегка соединяясь.

Очень тонкая стенка CWD-форм по сравнению со стенками грам-положительных бактерий блокирует проникновение малых молекул типа антибиотиков, в то время как внешняя мембрана и цитоплазматическая мембрана для них проницаемы.

• Для бета-лактамных антибиотиков внешняя мембрана является барьером.

• Бета-лактамные антибиотики связываются с пециллин-связующими белками и -лактамазами внешних мембран.

• Место накопления других антибиотиков внутри цитоплазматической мембраны. Бактерии могут постепенно вырабатывать устойчивость к этим действующим веществам, предотвращая скопление вещества внутри цитоплазматической мембраны.

Большую проблему в терапии боррелиоза представляют пациенты особенно с хроническим нейроборрелиозом, у которых клинические симптомы протекают без повышенных титров антител в сыворотке крови. Таких пациентов часто называют симулянтами. И по общепринятому мнению, терапия антибиотиками в таких случаях часто бессмысленна.

При инкубации боррелий в спинномозговой жидкости в течение 1-24 часов бактерии реверсируются в мициты без клеточных стенок (CWD-формы). При дальнейшем культивировании мицитов в нормальной культурной среде в течение 9-17 дней снова возникают «нормальные» боррелии (Brorson u. Brorson, 1998). CWD-формы боррелий могут сохранятся в организме долгое время. При возникновении мицитов, например, после антибиотикотерапии, исчезают мембрано-зависимые титры антител. После трансформации боррелий в нормальные бактериальные формы снова появляются повышенные титры антител (Mursic et al. Infection. 1996. 24. 218-226).

Взаимоотношения грибов и бактерий

 Взгляд Эндерляйна.

Наряду с доказанным плеоморфизмом бактерий, другой особенностью теории Эндерляйна являются взаимоотношения бактерий и грибов.

Согласно Эндерляйну, в организме человека и организмах всех млекопитающих давным-давно живут коллоиды грибных штаммов Mucor racemosus Fresen и Aspergillus niger van Tieghem, которые могут трансформироваться в высокоразвитые формы. В здоровом организме они существуют в виде примитивных форм (в основном CWD-форм), которые выполняют важную регулирующую функцию в обмене веществ.

Различные причины (инфекции, неправильное питание, плохая экология, депрессии, возрастные изменения и т.д.) могут привести к трансформации примитивных авирулентных форм в более развитые паразитарные. Поражение организма паразитарными формами можно определить при анализе крови при помощи темнополевого микроскопа. После чего можно установить валентность паразитов.

Эндерляйн в течение более 40 лет своей исследовательской деятельности наблюдал трансформацию и циклы развития паразитов в разнообразных формах их существования. Только после того, как он смог объяснить биолого-генетические основы развития этих паразитов, появилась возможность разрабатывать терапевтические меры по выведению из организма этих паразитов. Это привело его к изопатии, когда соответствующий изопатический лекарственный препарат вызывает реверсию высокоразвитых вирулентных форм микробов в более низкие, которые в последующем выводятся из организма.

Оригинальные штаммы микроорганизмов Эндерляйна и оригинальная рецептура лекарственных препаратов 25 лет назад были эксклюзивно приобретены фирмой SANUM-Kehlbeck.

Эндерляйн назвал эти микроорганизмы, миллионы лет назад проникшие в организм человека и млекопитающих, «эндобионтами». Наличие в организме Mucor racemosus Fresen и Aspergillus niger van Tieghem рассматривается как причина многих заболеваний. Если Aspergillus niger на различных стадиях своего существования относительно редко является патогенным (преимущественно при туберкулезных и паратуберкулезных заболеваниях), то Mucor racemosus значительно чаще является причиной возникновения патологических процессов. Нет ни одного теплокровного организма, который бы плацентарным путем не приобрел этих эндобионтов и не вынашивал на протяжении своей жизни в клетках и жидких средах, по крайней мере, примитивные формы эндобионтов: Mucor racemosus и Aspergillus niger.

По Г.Эндерляйну, такой грибковый паразит проходит все стадии своего развития в организме и может поражать органы и ткани в большей или меньшей степени. Основным проявлением такого паразитирования является застой циркуляции жидкостей в организме, что в свою очередь ведет к различным функциональным расстройствам. Малейшее снижение защитных свойств органа или ткани приводит к увеличению валентности эндобионтов (росту вирулентности) и, тем самым, к дальнейшему ослаблению организма. Это обстоятельство объясняет наличие разнообразных форм паразита при болезнях человека и животных.

Циклическое развитие Mucor racemosus и Aspergillus niger

 ziclod

Рис. Гипотетическое отделение циклоида Aspergillus niger от циклоида Mucor racemosus (Arnoul, 1998; Rau, 1998).

Первоначальная стадия процесса развития эндобионта представляет собой самую примитивную форму – стадию коллоида. Коллоиды являются мельчайшими частичками белка, которые развиваются и, пройдя различные промежуточные стадии своего развития, достигают бактериальной стадии. После многочисленных трансформаций эндобионта, которые могут вызвать различные хронические заболевания, последней формой в цикле развития является гриб.

Согласно Эндерляйну, эндобионт проходит три основных фазы своего развития, которые прежде считались самостоятельными, неизменными микроорганизмами:

- коллоид,

- бактерия,

- гриб.

Эндерляйн раскрыл особенности данного процесса и установил, что все стадии образуют один общий цикл развития, исходным пунктом которого является имеющийся внутри каждой клетки неделимый коллоидный и неподвижный белковый материал. Эти белковые частички примитивных стадий соизмеримы с размерами бактериофагов и вирусов (около 0,01 µm). Из этой массы при определенных условиях отмежевываются формы, которые начинают развиваться при определённых условиях, вызывая заболевание. Они размножаются и бесконечно образуют разнообразные структуры и формы. При изменении окружающей среды (например, при питании человека преимущественно животным белком и жиром) они увеличиваются в размерах и развиваются в бактерии.

Согласно Г.Эндерляйну, возможна реверсия этих высших форм до более низких стадий, например, если инактивированные хондритины (низшие авирулентные стадии развития), содержащиеся в изопатических лекарственных препаратах (вакциноподобные лизаты грибов или бактерий), связываются с высоковалентными формами эндобионтов. При этом наблюдается гибель эндобионтов и продукты их распада должны выводиться организмом. Если в состоянии болезни выведение этих продуктов распада полностью не может осуществляться, то возможно опять прогрессивное развитие микроорганизмов.

Представление Г.Эндерляйна об особом положении грибов Mucor racemosus и Aspergillus niger, как об эндобионтах (облигатных микробах), до сих пор еще напрямую не подтверждено современными микробиологическими исследованиями.

Существуют лишь косвенные доказательства такого представления. Так, ряд исследователей пришли к выводам подобного типа . Наконец, успешная терапия изопатическими препаратами (лизатами грибов и бактерий) по Эндерляйну является косвенным подтверждением правильности теории Эндерляйна.

Патогенные бактерии как регрессирующие формы грибов

Грибы подобны растениям, но без хлорофилла. Поэтому они не могут осуществлять фотосинтез при помощи солнечного света и зависят от чужой органической субстанции. В организме человека они являются скорее паразитами, чем симбионтами. Подобно бактериям, грибы могут трансформироваться в CWD-формы. И это чаще всего является проявлением сильно измененной внутренней среды организма с ослабленной иммунной защитой, как, например, при саркоме Капоши.

Характеристика грибов по Tom Volks (университет Wisconsin-La Crosse, США):

• Они эукариоты, т.е. имеют клетки, которые содержат ядро и полностью развитые органеллы типа митохондрий.

• Размножаются спорами.

• Могут образовываться половые и неполовые споры.

• Подобно растениям, у грибов происходит чередование поколений.

• Вегетативное тело может быть одноклеточным (дрожжи) или состоять из гиф.

• Структура клеточной стенки сходна со структурой клеточных стенок растений, но отличается по составу.

• Микроструктура цитоплазмы сходна с растениями, но различаются органеллы.

• Грибы переваривают свою пищу сначала внеклеточными экзоэнзимами, а затем усваивают ее.

• Последние молекулярные исследования говорят о том, что грибы ближе к животным, чем к растениям.

Характеристика грибов указывает на то, что многие грибы во время своей эволюции первоначально были растениями. В ходе эволюции они утратили свои хлоропласты и приспособились к паразитическому образу жизни.

По мнению Г.Эндерляйна, большинство патогенных бактерий также принадлежит к паразитирующим грибам. Другим важным выводом Эндерляйна, поддерживающим это предположение, был факт полового размножения бактерий. Этот вид размножения по Г.Эндерляйну представляет собой предпосылку к прогрессии или регрессии фаз развития микроорганизмов.

Вывод о половом пути размножения бактерий был поддержан американскими учеными Joshua Lederberg и Edward Lawrie и опубликован в 1946 г. в США. Lederberg вместе с Tatum и George Wells Beadle удостаивается в 1958 г. Нобелевской премии по медицине «за открытие генетической рекомбинации и организации генетического материала бактерий». Во время копуляции определенные бактерии (например, E. coli) переносят маленький кусочек своего ДНК в бактерию-реципиента (см. рис. ниже). Эта рекомбинация – эквивалент полового размножения у эукариотов.

bacteria

 

Рис. Половой путь размножения бактерий. Схема обмена молекулами ДНК. (www.slic2.wsu.edu:82/hurlbert/micro101/pages/Chap9.html)

 Половое размножение для бактерий очень необычно, т.к. оно происходит только у более высокоразвитых организмов. Согласно Эндерляйну, оно является базой для терапии изопатическими препаратами SANUM, которые производятся из лизатов плесневых грибов. Как подчеркивает д-р Thomas Rau в статье «Принцип изопатии – медикаментозное тестирование при помощи темнополевого микроскопа» (SANUM-Post. 2000. 53. с.9), преобразование (реверсию) высоковалентных форм грибов в низкие можно наблюдать под темнополевым микроскопом в свежей крови после применения гомологичного изопатического препарата SANUM.

Следующим подтверждением одного из основных положений теории Эндерляйна, что бактерии и грибы являются только различными формами существования одного определенного вида, были данные исследований Franz Gerlach (Krebs und obligater Pilzparasitismus. Urban & Schwarzenberg. 1948. Semmelweis-Verlag. 1998) и Hans Harmsen (Zur Morphologie der Erreger der Tuberkulose. Klinische Wochenschrift. 1952. 30. 817-819).

Так, Gerlach смог доказать закономерное присутствие определенного микроорганизма (Mucor racemosus) при спонтанно возникших злокачественных опухолях человека и животных: первичных или метастазирующих и рецидивирующих опухолях. Этот микроорганизм проявлял удивительный плеоморфизм: основная масса обычно образовывала малые гранулярные формы в цитоплазме клеток. Наряду с ними обнаруживались большие, шаровидные образования, которые мы сегодня называем блебами, располагавшиеся во многих местах на периферии. При этом были видны нити различной длины, на свободных концах которых развивался шарик. Кроме того, обнаруживались маленькие гранулы с нитевидными придатками, свободные нити, круглые или неравномерно вздутые формы, также как и разветвленные мицелии. По Gerlach, все эти формы происходят от одного и того же паразитарного гриба микромицета.

Заражение подопытных животных чистыми культурами этого гриба приводит к общему заболеванию организма. Инфекционное начало выявлялось после тщательного исследования в трупах носителей спонтанных опухолей, когда заболевание часто не диагностировалось клинически, а только патологоанатомически. На переднем плане были экссудативные процессы в больших полостях тела. В результате микроскопии всегда обнаруживались опухолевые микромицеты в чистой культуре. Распространение гриба в инфицированном организме протекает по типу септицемии. Этот микроорганизм, как считает Gerlach, может вызывать у крупного рогатого скота и овец разнообразную патологию, а также бактериальные инфекционные заболевания. Кроме того, он является облигатным (обязательно присутствующим) паразитом при всех злокачественных опухолях.

Плеоморфизм туберкулезной палочки наблюдал Harmsen. Сегодня уже хорошо известно, что используемая для повседневной диагностики кислотоустойчивая бацилла является всего лишь одной из многих форм существования микроорганизма. Эти формы варьируют от маленьких фильтрующихся фаз, вакуолей, гранул, кислотоустойчивых и кислотонеустойчивых палочек до грибовидных структур с гифами и мицелиями. В 1910 г. Dostal (Wiener medizinische Wochenschrift. 1910. 2100) отмечал: «Я склоняюсь теперь к мнению, что туберкулезные бациллы являются паразитарными формами существования неких плесневых грибов» (цитата из работы Harmsen).

Длительная персистенция ДНК туберкулезной микобактерии в нормальной ткани легкого без гистологического подтверждения была доказана в недавней работе норвежских исследователей (R.Hernández-Pando et al. Persistence of DNA from Mycobacterium tuberculosis in superficially normal lung tissue during latent infection. 2000. 356. 2133-2137). Исследования проводились на пациентах, которые умерли от туберкулеза и других, не связанных с туберкулезом заболеваний. При помощи генетических исследований была обнаружена ДНК микобактерий не только в макрофагах, но и в других клетках. Интересно то, что эта ДНК была обнаружена не только у пациентов, умерших от туберкулеза, но также и у приблизительно трети пациентов, страдавших другими заболеваниями. Это касалось только пациентов тех стран, где туберкулез носил эпидемический характер как, например, в Эфиопии и Мексике. У пациентов из Норвегии, где нет туберкулеза, ДНК микобактерий не обнаружена.

Для лечения туберкулеза и других так называемых «туберкулезных заболеваний», в основном дегенеративных (рассеянный склероз, болезнь Паркинсона, диабет и др.) или злокачественных опухолей, наряду с коррекцией внутренней среды организма (клеточного дыхания, кислотно-щелочного баланса, электролитного обмена и иммуномодуляцией), на протяжении десятилетий успешно используется изопатический препарат NIGERSAN, полученный из лизатов Aspergillus niger. Этот препарат был разработан Г.Эндерляйном и содержит коллоиды плесневого гриба Aspergillus niger. Его действие объясняется тем, что Mycobacterium tuberculosis, которая по Эндерляйну представляет собой высокоразвитую стадию Aspergillus, инактивируется содержащимися в этом препарате более низкими стадиями развития микроба посредством копуляции.

Таким образом, сегодня копуляционная нейтрализация высокоразвитых стадий микроорганизмов посредством более низких стадий (т.е. лизатами гомологичных микробов) является единственным логическим объяснением того, как низкие авирулентные стадии развития могут взаимодействовать с более высокоразвитыми формами.

По материалам: naturvita.ru